Коррекция перекисного окисления липидов у больных бронхиальной астмой с применением церулоплазмина и импульсного красного излучения

Бронхиальная астма (БА) является актуальной медико-социальной проблемой. Согласно определению экспертов Global Initiative for Asthma (GINA, 2014), БА — это гетерогенное заболевание, характеризующееся хроническим воспалением дыхательных путей и определяющееся историей респираторных симптомов (свистящие хрипы, кашель, заложенность в грудной клетке, одышка), которые сопровождаются вариабельной обструкцией дыхательных путей и варьируют по времени и интенсивности [1].

гинеколог Челябинск платно

Одним из механизмов развития БА является гиперпродукция свободных радикалов и накопление продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ) при воспалении. Повышение уровня активных форм кислорода либо непосредственно, либо через образование продуктов ПОЛ играет важную роль в усилении воспалительной реакции при БА [2]. С целью коррекции данных нарушений в комплексной терапии БА рекомендовано применение антиоксидантов (церулоплазмин (ЦП)) [3–5].

На современном этапе в терапии БА значительное внимание уделяется не только медикаментозному лечению, но и физиотерапевтическим методам [6–11]. Перспективным направлением в повышении эффективности лечения является применение неполяризованного импульсного красного света (НИКС), который оказывает положительное воздействие на нейроэндокринную и иммунную системы, кроветворение, крово­обращение, общий метаболизм, трофику, регенерацию, а также стимулирует антиоксидантные системы организма [12].

Цель исследования — оценка динамики показателей прооксидантно-антиоксидантной системы, клинического течения, контроля над заболеванием у пациентов с БА на фоне комплексной терапии с применением ЦП и НИКС.

Материалы и методы исследования

В исследование включено 125 больных c обострением тяжелой неконтролируемой БА смешанного генеза (54 (43,2%) мужчины и 71 (56,8%) женщина в возрасте от 18 до 65 лет). Диагноз устанавливали в соответствии с критериями Global Initiative for Asthma [1]. Критерии включения в исследование: объем форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1) ≤ 60% от должного, прирост ОФВ1 ≥ 12% по сравнению со значением до ингаляции бронхолитика, вариабельность пиковой скорости выдоха > 30% от должного. Критерии исключения из исследования: пневмония, злокачественные новообразования, анафилактические реакции в анамнезе, сопутствующие хронические заболевания в стадии обострения.

Пациенты были разделены на три группы: 1-я группа (40 человек) — пациенты, получавшие ЦП в дополнение к общепринятой терапии БА (бронхолитики, ингаляционные и системные глюкокортикостероиды, кислородотерапия по показаниям); 2-я группа (45 человек) — пациенты, получавшие импульсный красный свет с помощью прибора «Свет-актив» в дополнение к общепринятой терапии БА; 3-я группа (40 человек) — пациенты, которые получали ЦП и импульсный красный свет в дополнение к общепринятой терапии.

Всем пациентам проводили комплексное обследование с применением клинико-лабораторных, функциональных и рентгенологических исследований, которые включали сбор анамнеза, осмотр, исследование функции внешнего дыхания, электрокардиографию, рентгенографию органов грудной клетки, а также определение показателей прооксидантно-антиоксидантной системы (малоновый диальдегид (МДА), супер­оксиддисмутаза (СОД), сульфгидрильные группы). Уровень МДА определяли с помощью реакции с тиобарбитуровой кислотой, которая при высокой температуре (100 °C) в кислой среде (рН 2,5–3,5) протекает с образованием окрашенного триметилового комплекса с максимумом поглощения при 532 нм [13]. Активность СОД определяли по ингибированию скорости восстановления тетразолия нитросинего в неэнзиматической системе феназинметасульфат — восстановленная форма кофермента никотинамидадениндинуклеотида [14]. Определение содержания сульфгидрильных групп основано на том, что при образовании меркаптида в результате взаимодействия n-хлормеркурибензоата с SH-соединениями происходит возрастание оптической плотности раствора с максимумом при 255 ммк. Для определения количества сульфгидрильных групп использована стандартная кривая, полученная с глутатионом [15].

Физиотерапию проводили с помощью устройства локального облучения неполяризованным импульсным красным светом «Свет-актив», длина волны — 624 ± 6 нм, производитель — ООО «Роспроминформ», Санкт-Петербург, Россия, патент № 2429889 «Способ физиотерапии с применением импульсного света», Б. А. Зон и др. (2011 г.).

Статистическую обработку проводили с помощью программы Microsoft Excel 2010. Результаты представлены в виде М ± m. Результаты оценивали с использованием t-критерия Стьюдента. Различия считались достоверными при р < 0,05.

Результаты и обсуждение

Результаты исследования показали, что положительная динамика параметров прооксидантно-антиоксидантной системы наблюдалась во всех группах пациентов, однако наиболее выраженный эффект отмечался при сочетанном применении ЦП и НИКС в комплексной терапии БА (табл.).

 

Наименьшая интенсивность ПОЛ отмечалась при назначении ЦП и НИКС на фоне традиционной терапии, что сопровождалось наиболее достоверной положительной динамикой клинических проявлений по сравнению с пациентами 1-й и 2-й групп. У 35 (87,5%) больных БА стала контролируемой (отсутствовали ночные пробуждения из-за БА, дневные симптомы отмечались менее 2 раз в неделю, потребность в препарате для купирования симптомов — менее 2 раз в неделю, отсутствовали ограничения активности), у 5 (12,5%) — частично контролируемой (сохранялись ночные симптомы/пробуждения или дневные эпизоды более 2 раз в неделю).

При включении в комплексную терапию ЦП (1-я группа) также отмечалось снижение интенсивности ПОЛ и улучшение клинического течения БА, однако менее выраженное, чем у пациентов 3-й группы (контролируемая БА — 24 (60%), частично контролируемая — 16 (40%) пациентов).

У пациентов 2-й группы наблюдалось снижение интенсивности ПОЛ в меньшей степени, чем у больных 1-й и 3-й групп. Контролируемая БА отмечалась у 21 (46,7%) пациента. У 17 (37,8%) больных сохранялись ночные симптомы/пробуждения или дневные эпизоды более 2 раз в неделю (частично контролируемая БА), у 7 (15,5%) отмечалась неконтролируемая БА.

Выводы

  1. Установлено, что применение ЦП и НИКС в комплексном лечении пациентов с БА способствует улучшению параметров прооксидантно-антиоксидантной системы, что сопровождается положительной динамикой клинических проявлений.
  2. Показана целесообразность применения ЦП и НИКС в комплексной терапии БА.

Литература

  1. The Global Strategy for Asthma Management and Prevention, Global Initiative for Asthma (GINA). [Электронный ресурс]. 2015. URL: http://www.ginasthma.org/ (дата обращения: 29.01.2015).
  2. Колпакова А. Ф., Латышева А. Н., Максимов Н. Г. Особенности окислительно-восстановительного статуса больных различными клинико-патогенетическими вариантами бронхиальной астмы и начальной стадией хронической обструктивной болезни легких // Сибирское медицинское обозрение. 2010. № 1. С. 19–22.
  3. Провоторов В. М., Будневский А. В., Филатова Ю. И. Антиоксидантная терапия у больных терапевтически резистентной бронхиальной астмой / Земская медицина — от традиций к инновациям. К 150-летию земской медицины в России: сб. статей IV Конгресса врачей первичного звена здравоохранения Юга России, IX конф. врачей общей практики (семейных врачей) Юга России (6–7 ноября 2014 г.). ГБОУ ВПО РостГМУ Минздрава России; под ред. С. В. Шлыка, Г. В. Шавкуты. Ростов-на-Дону: Изд-во РостГМУ, 2014. С. 266–269.
  4. Провоторов В. М., Филатова Ю. И. Динамика клинических проявлений при лечении бронхиальной астмы с применением церулоплазмина // Молодой ученый. 2015. № 9. С. 421–424.
  5. Фархутдинов У. Р., Фархутдинов Ш. У. Эффективность церулоплазмина у больных бронхиальной астмой // Терапевтический архив. 2012. № 12. С. 45–48.
  6. Будневский А. В., Бурлачук В. Т., Чернов А. В., Олышева И. А., Трибунцева Л. В., Кожевникова С. А. Роль нетеплового микроволнового электромагнитного излучения в достижении контроля над бронхиальной астмой // Пульмонология. 2014. № 3. С. 78–82.
  7. Бурлачук В. Т., Олышева И. А., Будневский А. В. Клиническая эффективность терапии нетепловым микроволновым электромагнитным излучением больных бронхиальной астмой // Врач-аспирант. 2013. № 3 (58). С. 77–82.
  8. Мирзаева А. К., Басиева О. З. Некоторые виды физиотерапии у больных бронхиальной астмой // Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». 2006. № 11. Т. 8. С. 518.
  9. Алексеева А. А., Вишнева Е. А., Намазова Л. С. Использование немедикаментозных методов в терапии бронхиальной астмы у детей // Вопросы современной педиатрии. 2007. № 5. Т. 6. С. 121–123.
  10. Урясьев О. М., Исаева И. А. Эффективность магнитотерапии и прерывистой нормобарической гипокситерапии в комплексном лечении больных бронхиальной астмой с сопутствующей гипертонической болезнью // Земский врач. 2015. № 1 (25). С. 42–45.
  11. Зарипова Т. Н., Антипова И. И., Смирнова И. Н., Симагаева Н. Н. Комплексная унифицированная оценка эффективности использования физических факторов в лечении больных бронхиальной астмой с сочетанными заболеваниями [Электронный ресурс] // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1. URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view? id=17994 (дата обращения: 29.01.2016).
  12. Свет-актив. Рекомендации по применению / Ред. Кунин А. А., Бабкина З. М., Кунин В. А. ООО «Роспроминиформ». 2007.
  13. Стальная И. Д., Гарищвили Т. Г. Методы определения малонового диальдегида с помощью тиобарбитуровой кислоты. В кн.: Современные методы в биохимии / Под ред. В. Н. Ореховича. М.: Медицина. 1977. С. 392.
  14. Матюшин Б. Н., Логинов А. С., Ткачев В. Д. Определение супероксиддисмутазной активности в материалах пункционной биопсии печени при её хроническом поражении // Лабораторное дело. 1991. № 7. С. 16–19.
  15. Рубина Х. М., Романчук Л. А. Количественное определение SH-групп в цельной и депротеинизированной крови спектрофотометрическим методом // Вопросы медицинской химии. 1961. Т. 7. № 1. С. 652–655.

В. М. Провоторов, доктор медицинских наук, профессор
Ю. И. Филатова

ГБОУ ВПО ВГМУ им. Н. Н. Бурденко МЗ РФ, Воронеж